Мура Мур (muramur) wrote,
Мура Мур
muramur

Простые дела средних лет

Оказалось, что возраст, хм, зрелости страшен вовсе не естественной потерей физических данных, красоты, привлекательности, и тем самым попаданием в категорию, невыгодную для сравнения с юными, прелестными.

Красота, как выясняется, такая штука - что-то из неё уходит с годами, а что-то приходит. Да-да, до тридцати лет во внешности мы имеем то, с чем родились, а после - то, что заработали, но заработать непостыдную внешность оказалось намного легче, чем можно было себе представлять в юности.

С нынешними возможностями тренировать тело, следить за собой, стильно одеваться и со сменой общественных взглядов на возраст вообще ощущение потери внешних данных почти совсем сходит на нет, чорт бы с ним.

Но вот что открылось вдруг - и в юности мы этого не понимаем и именно об этом не думаем, а потом это, как всякие настоящие трудности, подскакивает из-за угла.
В юности многих любят просто за с размаху, с разлёту создаваемое юными ощущение полёта - полёта в никуда, вечного движения, клёвости и крутости.

В зрелости тебя начинают спрашивать: а куда ты, собственно, летишь. А ты себя спрашиваешь - да и лечу ли я? Есть ли крылья (как тот зоопарк из анекдота, помните, что дружно "выёбывался" в самолёте) - а потом оказалось, что коли нет таких крыльев, как у вон той серенькой вороны, то и выёбываться не стоило.

Начинаешь думать о людях в свете их простых умений. И тебя начинают оценивать так же.

Теперь никто не будет тобой восхищаться просто потому, что ты как-то там "талантлив", или "крут", безотносительно чего-то.
Тебя спросят: а в чём именно ты талантлив? Что умеешь делать, вот буквально, материально - что?

В юности впереди нас мчится ароматная ударная волна всего, что якобы ещё будет, ещё не сделано, но вот-вот уже, вот-вот! Мы смеёмся, выдумываем и обещаем, и обольщаем этими обещаниями.

Но однажды этот ветер стихает, и мир спрашивает нас: И?

И?

Что ты такого вот простого, но ощутимого сделал? Что можешь нам вот тут показать, за что, собственно, будем платить.

Начинаешь суетливо откапывать в себе и ценить простые умения. К чертям идут фантазии. Вспоминаешь, что когда-то, в перерывах между танцами и чтением странных стихов взахлёб научился вышивать крестиком и лепить пельмени, и что ты не ВООБЩЕ талантливый художник, а умеешь (хоть чему-то научился в бесконечно гениальной юности, когда море было по колено) рисовать цветочки и полосочки так, чтоб они были на своём месте.
И танцевать, слава Богу, если научился не вообще вот эдак, закрыв глаза и размахивая руками, а конкретно слушать партнёра и не наступать на ноги. И стихи стихами, а можешь и грамотную статью с фактами написать - хорошо, коли так.

Быстрый бег в никуда видится глупыми, нелепыми скАчками, и спрашиваешь себя: так, собственно, по какому адресу бежим? Улица, дом, этаж, квартира?

И это ощущать иногда трудней, чем видеть какие-то ничего, в сущности, не меняющие морщинки возле глаз.
Хорошо, если он там есть, этот простой, реальный тупичок по данному адресу. И пельмени эти, и нитки для вышивки крестиком, и те, кто тебя будет любить не просто за то, что ты юн, прекрасен и невъебенно КРУТ безотносительно всего, а вот за эти пельмени, за эти крестики, и да - за эти морщинки тоже. И за то, что умеешь не наступать на ноги, когда всё ещё заносит потанцевать.

Зрелость не отсыпает щедрой мерой, она спрашивает: скоко будем вешать в граммах?
И учишься ценить в граммах. И это Боже мой, как трудно.
Такие вот простые дела, дорогие мои.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 73 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →